Русские судьбы в поместье Кенвуд

Опубликовано в Места

Кенвуд-хаус (Kenwood House) - резиденция Уильяма Мюррэя, 1-го графа Мэнсфилда (1705-1793), расположенная в лондонском районе Хэмпстед. В её истории также есть русский след.

На севере Лондона в Хэмпстед Хит находится изящный белый особняк Кенвуд-хаус, удачно расположенный на холме посреди этого лесопаркового массива. Обращённый фасадом к центру Лондона, он смотрит окнами на прекрасные магнолии, растущие перед ним, на стремительно спускающуюся вниз по склону зелёную открытую поляну, на которой так любят играть дети и устраивать пикники взрослые, на небольшое искусственное озеро с декоративным мостиком, белеющим на фоне лесной зелени, совсем в духе Джейн Остин.

Сам же дом является образцом архитектуры дома-усадьбы 18 века. После приобретения поместья сэром Мюррэем, 1-ым графом Мэнсфилдом, дом был полностью перестроен в стиле неоклассицизма по проекту выдающегося шотландского архитектора Роберта Адама и библиотека дома стала великолепным образцом английского классического интерьера 18 века. В настоящее время музей Кенвуд-хаус хранит известную коллекцию живописи, включающую работы блестящих представителей голландской и фламандской школы17 века - Рембранта, Вермеера, Хальса, а также знаменитые портреты кисти английских художников Гейнсборо, Рейнольдса и Ромни. Дом и собрание картин в 1927 году завещал в дар британской нации последний владелец Кенвуда - лорд Айви из семейства пивоваров Гиннеc.

Но Кенвуд-хаус - это не только архитектурный ансамбль и картинная галерея - это и дом, в историю которого вплетены непростые человеческие истории. Для русских этот дом особенно интересен тем, что в нем с 1910 по 1917 годы жил, арендуя поместье для своей семьи, наш соотечественник - Великий князь Михаил Михайлович Романов ( 1861 -1929).

Великий князь Михаил был пра-правнуком Екатерины Великой, внуком царя Николая I и троюродным братом Николая II, последнего русского царя. Великий князь родился в Петергофе, достиг звания генерал-лейтенанта Кавказского лейб-гвардии Егерского полка и стал кавалером ордена Чёрного орла. Высокого, с выразительными чертами лица и маленькой греческой бородкой князя прочили в женихи Марие, принцессе Текской. Но этому не суждено было состояться, и она вошла в историю как королева Мэри, жена короля Георга У. Великий князь Михаил «женился по любви» на внучке Александра Сергеевича Пушкина, Софье, графине Меренбергской (позднее получившей титул графини Торби). Брак был морганатическим, и в 1891 году они были вынуждены покинуть Россию. С тех пор они с женой жили в резиденциях заграницей, путешествуя по Франции и Англии. Позднее они поселились постоянно в Англии в Кил Холле в графстве Страффордшир, а зиму проводили на Каннской вилле. По данным журнала «Ледис реалм» за 1907-1908 годы, к тому времени императорский указ о высылке четы из России был отменен, однако супружеская пара предпочла остаться в Англии, так как положение «очаровательной леди, которую великий князь сделал своей женой, было бы менее приятным в России, чем здесь или на Ривьере, где он и графиня Торби являлись некоронованными королём и королевой светского общества».

Точно неизвестно, почему князь выбрал Кенвуд в качестве своей следующей резиденции в Лондоне, но он был не первым членом царской семьи, посетившим и восхищавшимся этим поместьем. В запасниках Государственного Эрмитажа в Петербурге хранится чаша с видом Кенвуда, изготовленная в память о визите в поместье в 1818 году великого князя Михаила Павловича, внука Екатерины Великой и брата Александра 1 и Николая 1. Двадцатилетнего великого князя в том европейском турне сопровождал сэр Уильям Конгрив (близкий компаньон британского принца-регента). Чаша, хранящаяся в Эрмитаже, является частью сервиза для завтрака из Чемберлен-Вустерского фарфора, полученного высоким гостем в подарок в память об этом визите.

Так или иначе, великкий князь Михаил и его супруга решили поселиться в Кенвуде, и переговоры с шестым графом Мэнсфилдом начались в июне 1908 года. В результате неторопливой британской процедуры подписания договора только 1 марта 1910 года великий князь Михаил переехал в Кенвуд. Был подписан договор об аренде полностью меблированного дома сроком на 21 год, и ежегодная рента составила 2.200 фунтов стерлингов.

Чета переехала в Кенвуд, и он снова стал семейным домом, где воспитывались трое детей и устраивались грандиозные приёмы. В 1913 году в журнале «Кантри лайф» появилась статья на восьми страницах, посвящённая «Кенвуду в Хэмпстеде, резиденции его императорского высочества, русского великого князя Михаила», в которой отмечалось, что присутствие великого князя вернуло Кенвуду его общественную значимость и прежнее величие. Девять иллюстраций великолепно меблированных комнат (какими они были до аукциона 1922 года) стали с тех пор бесценным историческим документом. Роскошные интерьеры Кенвуда того времени запечатлены также в серии фотографий, которые посетители Кенвуда могут увидеть сегодня в верхнем зале, в комнате для завтраков и в музыкальной комнате. В последней сохранился написанный маслом портрет великого князя работы Галеото. Жизнь великого князя в Кенвуде широко освещалась британскими газетами. 11 марта 1911 года иллюстрированная газета «Грэфик» писала: «После женитьбы великий князь стал чужим в своей стране, однако здесь он является фаворитом королевской семьи, а его старшая дочь Анастасия (Зия) Торби, рождённая в 1892 году, будет дебютанткой в этом сезоне». На более грустной ноте, корреспондент добавлял, что, если бы не морганатический брак с Софьей, великий князь «мог бы теперь жить не в Кенвуде и любоваться Невой вместо прудов в Хэмпстед Хит».

Свидетельством блестящего и космополитичного мира, который супруги привнесли в жизнь Кенвуда, стала еще одна публикация в газете «Хэмпстед энд Хайгейт Экспресс» от 13 июня 1914 года, где описывались роскошный обед и бал, на котором присутствовали британские король и королева и весь цвет аристократического общества. «Великолепная территория Кенвуда была ярко освещена, подъезд к дому был обрамлён мириадами волшебных электрических лампочек, анфилада комнат была со вкусом украшена разноцветными поинсеттиями, гортензиями и другими отборными цветами; в оранжерее, утопающей в массе рододендронов различных оттенков ... весь вечер играл венский оркестр под управлением герра Вурма». Стол для ужина был накрыт на террасе отделанной розово-зелёными драпировками с золотым карнизом, с видом на озеро.

Великий князь был активным участником жизни местного общества и поддерживал благотворительность. В 1912 году он стал Почётным главой Хэмпстедского госпиталя, и в следующем году подарил госпиталю автомобиль скорой помощи, первую такую машину в Лондоне за пределами Сити. В июле 1914 года великий князь Михаил в сопровождении своей жены и двух дочерей Зии и Нади, открыл новый трамплин для прыжков в воду на Хайгейтских прудах. Трамплин предназначался для тренировки спортсменов перед Олимпийскими играми, однако, играм не суждено было состояться из-за начавшейся войны.

Когда началась Первая мировая война Великий князь, его жена и дочери живо откликнулись на нужды фронта и организовали кампанию по сбору 500 000 пар носков и перчаток для Британского экспедиционного корпуса. Вместе с женой, в сопровождении актрисы Элен Терри, великий князь принял участие в благотворительном мероприятии, кинопоказе организованном для сбора средств для фронта в Хайгейт Электрик Пэлас. По предложению великого князя и лорда Мэнсфилда, в Кенвуде был расквартирован военный госпиталь, а в ноябре 1915 года в конюшенном корпусе была размещена мобильная бригада зенитчиков под командованием Роулинсона, капитана Королевских Военно-Морских сил. Жизнь офицеров и солдат, размещённых в казармах, переоборудованных из конюшен, была организована по-морскому: они спали в гамаках, которые каждое утро убирались, как на борту корабля. Хозяин Кенвуда, как мог, старался скрасить свободное время военных: он предоставил им для игры поле для крикета, а также дал возможность пользоваться полем для гольфа, которое в 1909 году было заново обустроено за южной частью леса специально для великого князя, большого любителя гольфа и почётного президента Каннского гольф-клуба.

Страницы истории Кенвуда, связанные с военным периодом, вызывают особый интерес у британцев. Немецкие войска бомбили Лондон с дирижаблей «Цеппелин», и бригада зенитчиков, расквартированная в Кенвуде, была образована для защиты Лондона от бомбёжек. В распоряжении бригады были 75-миллиметровые французские автоматические пушки и 3-дюймовые английские орудия, специально приспособленные к стрельбе под большим углом, устанавливавшиеся на прицепах или грузовиках типа Лансиа. Бригада достаточно прочно обосновалась в Кенвуде, и 5 декабря 1915 года на территории поместья был устроен смотр и парад отряда, имевшего на вооружении семь установленных на грузовиках орудий, два мобильных прожектора, четырнадцать автомашин и различное оборудование, включая телефонные системы связи; парад принимал адмирал сэр Перси Скотт. Во время ночных рейдов орудия вывозили на самое высокое место в Хэмпстед Хит (самая высокая точка Лондона, прим.ред.) и в другие районы. Капитан Роулинсон позднее опубликовал свои мемуары, в которых он вспоминал искренне, безо всякой иронии, то удовольствие которое ему доставляли завтраки с великим князем и его дочерьми после отражения наиболее интенсивных воздушных налётов: «У меня вошло в привычку после особенно напряженных дежурств приходить в дом великого князя в Кенвуде, где меня радушно принимали, и за завтраком рассказывать о различных происшествиях произошедших за ночь. Во время таких встреч контраст между счастливой семейной атмосферой этого дома и той, которая царила в несчастных районах, где в основном велась наша служба, был разительным. Без сомнения , после несения вахты во время налётов, в ужасных условиях лондонского Ист-Энда, завтраки за великолепным столом с великим князем доставляли особое наслаждение; поразительная красота и очарование дам, а также глубокий интерес, который все проявляли к военным событиям, происшедшим за ночь, только усиливали этот контраст, о чём я навсегда сохраню яркие и приятные воспоминания». Орудия в Кенвуде задействовались несколько раз, однако позднее было принято решение о перемещении зенитной части дальше от Лондона, так как не всегда хватало времени вовремя подготовиться к налётам. Однажды сигнал к бою был дан за такое короткое время, что орудие пришлось готовить к действию посредине конюшенного двора. В августе 1916 года бригада была перебазирована в Норфолк, с тем чтобы с побережья препятствовать полётам цеппелинов вглубь страны.

Через несколько месяцев, в ноябре 1916 года в Кенвуде состоялся приём по поводу бракосочетания младшей дочери великого князя графини Нади с принцем Георгом Баттенбергским, двоюродным дядей принца Филиппа. Гостями были король Георг, королева Мэри и другие члены королевской семьи. В следующем году, 20 июля 1917 года, в королевской часовне дворца Сент-Джеймс, старшая дочь великого князя, графиня Зия венчалась с Гарольдом Вернером (впоследствии сэр Гарольд Вернер, баронет Лутон –Ху) . По свидетельству журнала «Тэтлер», на свадьбе присутствовали «члены королевской семьи и многочисленные представители аристократии».

Великий князь и графиня Торби покинули Кенвуд незадолго до свадьбы старшей дочери Анастасии, завершив пребывание своей семьи в этом поместье. Теперь, когда будущее его двух дочерей в английском обществе было надёжно обеспечено, великий князь счел возможным поселиться в центре Лондона, в Кембридж Гейт в районе Риджентс-парка.

Впоследствии в результате революции в России Великий князь потеряет своего брата, Великого князя Георгия, троюродного брата, царя Николая II, других родственников и своё состояние. Великий князь умер в 1929 году на Йорк-террас, Риджентс-парк и похоронен на Хэмпстедском кладбище, расположенном на Форчун Грин роуд, в том же административном районе Кэмден, где находится и Кенвуд-Хаус. Там же похоронены его жена и сын - граф Михаил Торби.

Но на этом связь Кенвуда с Россией не заканчивается. Через некоторое время поместье арендовала некая Нэнси Лидс (урождённая Стюарт). Её муж Уильям Лидс был магнатом, производителем листового олова в Америке, оставившим вдове состояние в 8 миллионов фунтов. Их сын Уильям В. Лидс-младший получил прозвище «Оловянный Крез» как обладатель несметных богатств. В 1922 году он женился на принцессе Ксении, племяннице Великого князя Михаила, младшей дочери великого князя Георгия Михайловича. Когда в Европе появилась Анна Андерсон, объявив себя уцелевшей при расстреле царской семьи великой княжной Анастасией, она нашла поддержку принцессы Ксении, но не ее мужа. Уильям Лидс и принцесса Ксения развелись в 1930 году, и эти разногласия стали одной из причин их развода. Принцесса уехала из Кенвуда, и впоследствии вышла замуж за греческого принца Христофор. Ксения, будучи частью лондонского высшего общества, арендовала знаменитый особняк Спенсер-хаус, расположенный в Грин-парке, по соседству с Букингемским дворцом.

Кенвуд-хаус бережно хранит в своих архивах документы, свидетельствующие о жизни членов российской императорской фамилии и потомков семьи Пушкина. Неслучайно уже в наше время именно Кенвуд Хаус стал местом проведения камерных концертов-вечеров русской классической музыки «Рашэн Найтс» с участием известных российских музыкантов, которые возродили светскую атмосферу и «русский дух» княжеских вечеров, когда в наполненной светом люстр Оранжерее собирались гости и звучала русская музыка.

Материалы предоставлены музеем-усадьбой Кенвуд
Литературная обработка Натальи Агеевой
©Russian presence UK project

Впервые опубликовано в сборнике «Русское присутствие в Британии», 2009

Информация о Кенвуд Хаус на официальном сайте Комиссии по управлению национальным достоянием “English Heritage”.